NEW

Edna and Harvey: Harvey’s New Eyes



В моде нынче негатив. Быть циничным, злым, притворяться психом, ненормальным или хотя бы нигилистом — таковы свежайшие молодежные веяния. Хорошо вписывался в эту модель интернет-поведения квест Edna and Harvey: The Breakout (почему «Побег» в локализации стал «Взрывом мозга» — загадка). Эдна — пациентка психиатрической клиники, вся из себя особенная и уникальная, беспощадно изводит соседей по палате и товарищей по шизофрении. Но продолжение ее похождений — произведение совсем другого рода, ведь в Harvey's New Eyes ненормальность перестала быть напускной. Теперь она скрытая и не очень-то лицеприятная.

... .. да чем же она хороша?

Первые же новости о продолжении ужаснули тех, кому приглянулась первая часть: там не будет Эдны! Точнее, будет, но не в главной роли. Обаяние шизофрении, которое было визитной карточкой первой части и основным объектом восторга игроков, пропало вместе с героиней — многие не желали с этим мириться. На посту заведующей игровыми безобразиями Эдну сменила Лили — миниатюрная блондиночка неопределенно-детского возраста. Косички, чулочки, бантик, взгляд любопытной паиньки вместо растрепанных волос, больничного халата и ошалелых глаз Эдны — не того мы ждали! Однако после выхода игры недовольные отчего-то притихли. Не иначе испугались, что станут жертвами трагического несчастного случая.

Harvey’s New Eyes — это уже не ода безумию, не «театр абсурда», как принято называть все, что оглядывается на юморески от Lucas Arts. Поначалу даже не верится, что играешь в продолжение Edna & Harvey: скромница Лили, монастырский дворик, нервная мать-настоятельница, Эдна копошится в клумбе — клад ищет! Воспитанники приходской школы такие... обычные, вполне здоровые подростки, пусть и со своими подростковыми причудами.

ЭТО ИНТЕРЕСНО: сперва не очень-то ясно, приквел это или продолжение. Но со временем игра себя выдаст: это именно продолжение, которое очень нескоро обнаруживает свою связь с оригиналом. И гораздо более слабую и призрачную, чем казалось ранее.

Впрочем, сомнения в адекватности окружающего мира быстро рассеиваются. Теперь абсурд наполняет собой систему, а не конкретных персонажей, — психов-то осталось немного. Этот мир — обитель смерти: качели висят над обрывом на дереве, которое точат термиты; коктейли в сельском баре несовместимы друг с другом (хозяин заведения узнал об этом слишком поздно); по окрестностям шастает дикий вепрь — похоже, тот самый, что мял машины в «Особенностях национальной охоты в зимний период». Вселенная жаждет крови, а Лили... Лили отпаивает ею мироздание по первой просьбе.


.. но Лили слишком увлечена поиском сокровищ.

Лили обитает в одной комнатке с лучшей подругой Эдной. Занятно, но последняя, спустив с лестницы психиатра Марселла (этим закончилась первая часть), угодила в монастырь. Впрочем, доктор пережил падение и даже продолжил практику — теперь он едет в монастырскую школу, опробовать новый «метод» перевоспитания непослушной детворы. Как мы выясним, основа методики — перешитый игрушечный кролик Харви, спутник Эдны из первой части, попавший в руки престарелого изувера. Только раньше грызун был полноценным персонажем, а теперь стал куклой с особой начинкой и способностями к гипнозу. Но Эдна уже знает, что «перевоспитание» в понимании Марселла — это превращение в послушного раба. Поэтому чокнутые девчата не желают встречаться с инвалидом от психиатрии и бегут из интерната, оставляя за собой след из трупов.


Все там будем

Обитатели монастыря, соседней деревни и знакомой по оригиналу психушки передают привет своим коллегам из первой части — это еще один сборник стереотипов, только от абстрактных образов (чистюля, параноик и прочие) перешли к конкретным (тираны от педагогики, школьные хулиганы и лизоблюды, нелюбимые дети, спрятанные в подвале). К несчастью (а точнее — к несчастному случаю), большинство из них живет недолго и не успевает раскрыть потенциал, другие же выступают в роли статистов. А жаль! Каждый по-своему интересен.

Конспиролог, подрабатывающий в часовне, готов осквернить святое место, чтобы найти склеп тамплиеров. Дальше как в приключениях Астерикса и Обеликса: «Эта гробница станет вашей гробницей!» Только галлы сумели сбежать, а рисованный поклонник Дэна Брауна — нет.


Немцы не стесняются проехаться и по модным тенденциям. В глаза бросаются две барышни с волосами ядовитых цветов, изъясняющиеся на смешенье японского с нижегородским. Понадерганные из разных аниме персонажи, цитаты, аллюзии — все при них. Равно как и примитивное мышление, упрощенный взгляд на жизнь и апробация в ней установок, усвоенных в ниппонской мультипликации.


Не так он опасен, как кажется поначалу.

Наконец, самая злая ирония заключена в шамане. Этот обрюзгший, небритый тип с одним жалким пером вместо шикарного веера обрел единение с компьютером. Разговаривает поисковыми запросами, приветствует фразой «Мам, я AFK», цитирует «Википедию». Герой нашего времени.


Интернету покорны все эпохи (особенно в загробном мире).

Но милашку Лили, конечно, не затмить никому. Она — эталон скромности, послушания и безобидности, видящий мир исключительно через розовые очки. На самом же деле окружающая ее реальность, как в «Матрице», чудовищней самого жуткого кошмара — Лили, прикрываясь чужими просьбами и заданиями, хладнокровно и безучастно убивает окружающих людей одного за другим. Если требуется снять петарды с каменной горгульи, то нужно непременно уронить ее на влюбленную парочку: и умерли в один день, как завещал О.Ж. Грант. Взорвать авиабомбу в бронированной печи? Совершенно необязательно выгонять оттуда трусоватого мальчугана, который в этой зловонной домне обрел долгожданное убежище от всех напастей... кроме Лили.


Рабочий эквивалент розовых очков.

Особую роль играет посредник между двумя мирами: рассказчик. Он озвучивает происходящее на экране, поскольку сама героиня не в силах прокомментировать ни одно событие или действие — безвольную Лили в разговоре всегда перебивают сразу после начала ее реплики. Закадровый голос объясняет и оправдывает дела рук своей подопечной, выдает желаемое за действительное — особенно умиляет его удивление, когда жертвы Лили «куда-то пропадают». Зато рассказчик не удивляется «дружелюбным гномам», красящим трупы и останки в розовый цвет, маскируя кровавую вакханалию. Нехитрый трюк подсознания лишает девочку возможности в полной мере оценить масштаб своих злодеяний.

Шаг влево, шаг вправо — попытка к бегству

Мы привыкли, что с ходом игры протагонист получает все новые и новые возможности воздействовать на окружение. В Harvey’s New Eyes принцип level-up’ов перевернули вверх дном. В первой же главе Лили становится почти беспомощной: гипноз вынуждает ее повиноваться восьми стандартным запретам типа «Не играй с огнем», «Не ври» и тому подобное. Надо ли говорить, как это осложнит жизнь герою любой игры? Вот и Лили не мирится с оковами внутри себя. Один за другим нам предстоит ликвидировать эти запреты, погружаясь в подсознание девочки и побеждая олицетворение запретов — своеобразных демонов. В реальности же можно обходить только одно табу за раз, но менять выбор разрешено в любое время. Нельзя сказать, что система запретов выворачивает геймплей наизнанку: скорее это неплохой способ разнообразить досуг.


Как же тоскливо жить, когда нет душевных сил преступить законы социума и морали!

Порой Harvey’s New Eyes рвет шаблоны и устраивает сюрпризы. В один прекрасный момент Лили попадает в мир ролевой игры, а мы становимся свидетелями драки двух рассказчиков — фэнтезийный «чревовещатель» на время отвоевывает микрофон. Вы будете долго смеяться над своими рефлексами, когда встретите в HNE quick-time event. Лили попадет в передрягу, и посреди экрана возникнет значок QTE, призывающий на него жать, — что игрок и делает, поддавшись привычке. Значок будет немедленно проглочен девчонкой, которая слыхом не слыхивала про QTE, а нам останется недоумевать — что это было?!


Daedalic наконец ушли от перебора вещиц и от неведомой обычному землянину логики. Теперь не знакомые с жанром люди не будут скрипеть зубами и мозгами над морем предметов в инвентаре, пытаясь не мытьем, так катаньем пристроить их к активным точкам в локации. Персонажи с удовольствием намекают на решения задач, даже рассказчик не чурается подтолкнуть своего слушателя к ответу. Не все довольны легкостью прохождения, но мы-то знаем, что квестовый локомотив Telltale Games еще восемь лет назад отбросил предрассудки и упростил головоломки до уровня среднего обывателя, а независимые гении типа Якуба Дворски тоже смещают внимание в сторону истории и вселенной (разве что Нэнси Дрю лежит, простите, бревном, игнорируя реалии современности).


Компенсировать простоту прохождения призваны вставленные невпопад головоломки. Конечно, сюжетно их пытаются оправдать, но судоку в плитах над тайным склепом — это абсурд! И вовсе не потому, что судоку. Не раз придется решать «логические» задачки, вроде «украсьте пиццу перекрашенными ингредиентами, чтобы угодить компании игроков в настолку». Задачка с пиццей слабо вяжется не только с нашей реальностью (это абсурдной игре простительно), но и с любой вообразимой. Перекрашивать брокколи и бананы, чтобы обмануть четырех дальтоников, — даже для такой буффонады это немного слишком.


Но сами по себе они вполне интересны.

Harvey’s New Eyes — это в первую очередь игра-история. История о том, как социальный взрыв может следовать за абсолютным подавлением воли. И еще — о воображаемых людях, но это уже страшный спойлер. Важный изъян — концовки игры; все три отличаются разве что словами рассказчика (и только одна — словами Лили). HNE можно упрекнуть в мрачности, в тщетности усилий, которые затрачены на движение к цели, но все это не делает ее продолжение менее значимой для жанра игрой, чем оригинал.