NEW

Assassin’s Creed 3



Assassin’s Creed 3 позволяет себе немыслимые вещи. Первые минуты мы плетемся по какой-то тайной пещере, стены в которой украшены светящимися рисунками непонятного происхождения, наблюдаем перебранки косоглазого Дезмонда Майлcа с его папашей, перекидываемся дежурными фразами со связистами. Потом выскочку наконец-то сажают в Анимус (устройство, позволяющее «разбудить» генную память), но разудалый боевик про индейца и топор, о чем мы столько слышали и видели, почему-то не спешит начинаться.

...

1754 год, Лондон, Королевский дом оперы «Ковент-Гарден». Хэйтем Кенуэй пробирается на свое место сквозь тесные ряды кресел. Усевшись, коротко говорит с грузным мужчиной, а уже через мгновение лезет по балконам к VIP-гостю, в мыслях прокручивая план убийства, которое ему вот-вот предстоит совершить.

Проходит еще десять минут, и мы уже плывем на парусном корабле в Новый Свет в компании десятков грязных матросов. Плывем долго, колоритно: настольные игры, ром, ссоры с мерзким капитаном, драки и настоящий шторм в финале. Когда после непогоды небо наконец проясняется, а вы, влезши на мачту, впервые видите величественную панораму Америки и гигантский логотип игры, по телу разливается приятное тепло.

Только вот это еще даже не начало.


Коня можно «вызвать» из любого места при помощи особого свистка.

Юность Индейца Джо

В Assassin’s Creed 3, пожалуй, самое дерзкое вступление в истории видеоигр. До момента, когда вы впервые наденете костюм ассасина, пройдет добрых шесть часов, а если не мчаться со скоростью поезда по главной сюжетной линии, то и все десять. Остальная игра длится пропорционально долго, лучше садиться за нее, имея в запасе хотя бы недельку времени.

Мы нарочно опустим подробности, чтобы не портить вам удовольствие от личного знакомства с его хитросплетениями сюжета. Скажем кратко: жил себе мальчик Коннор в деревушке в десятке миль от Бостона вместе со своим племенем, занимаясь тем, чем занимаются обычные дети индейцев: снимал скальпы, играл со сверстниками в прятки, собирал ягоды и охотился на кроликов. Но вскоре привычный уклад деревенской жизни меняется, и местная знахарка в срочном порядке показывает Коннору символ ассасинов, говорит о Предназначении и с наказом найти некоего Ахиллеса Дэвенпорта пинком отправляет в лес.


Даже если животное попадется на приманку, это еще не значит, что а) капкан сработает вовремя; б) зверька не съест другой зверь; в) вашу добычу не утащат другие охотники.

Тут и начинается наш долгий путь от упрямого подростка до не менее упрямого мужчины. Коннор, словно оправдывая свою могучую квадратную челюсть, неизменно честен и справедлив. Ему неведомы ни радость, ни грусть, на его лице не увидеть ничего, кроме недовольства или праведного гнева. Ручаемся, если бы к Коннору в таверне подплыла фигуристая блондинка и предложила угостить ее элем, он ответил бы ей что-то вроде: «Не время тешить греховную плоть, мисс. Ваша красота сияет, как чешуя свежепойманной форели, но мой долг — бороться за свободу и равенство, чтобы люди в этой стране могли вздохнуть полной грудью, и защищать родную деревню. Благодарю за предложение, но мне еще нужно допить молоко и полчаса попрыгать по деревьям. Всего хорошего» (фоном звучит песня Александра Преснякова «Странник»).

Да, персонаж получился чересчур прямолинейным, даже несколько дубовым, свято верящим во все, что ему говорят. Слегка отдает расизмом (что бы ни говорилось в дисклеймере перед запуском игры), но с другой стороны, в мире, где столько трусов, лицемеров и предателей, Коннор видится единственной несгораемой константой: что бы ни случилось, он не изменит своим принципам. Ну и дерется он здорово, что тоже подкупает.


Зимой Коннор с трудом пробирается через сугробы, зато на снегу гораздо легче выследить зверя во время охоты.

Танцующий с волками

Assassin’s Creed 3 — первая в мире игра, события которой разворачиваются незадолго до американской войны за независимость, и здесь хотелось бы отметить три вещи.

Прежде всего, не стоит ждать от AC 3 сложной драматургии, стальной логики и тонких цитат. Игра постоянно пытается состроить серьезную и драматичную мину, но спотыкается о банальные условности. Некогда разлученные отец и сын знают друг о друге почти все, но много лет даже не пытаются выйти на связь, а потом за две минуты становятся партнерами и чуть ли не приятелями. А, скажем, в самом начале мы лезем по балкам на глазах у всего театра, но героя никто не замечает.

Вместо того чтобы убить ничего не подозревающую цель со спины, Коннор сперва громогласно заявит о своем намерении, а потом еще с минуту будет гоняться за жертвой. Сделано это, понятно, нарочно, чтобы подчеркнуть принципиальность главного героя и разнообразить миссии, но логика-то где? Зато благодаря таким оплошностям Assassin’s Creed 3 вызывает стойкие ассоциации с замечательной серией Uncharted, где тоже много условностей, но это лишь усиливает ощущение глуповатого, но предельно романтичного и даже светлого приключения. А вся AC 3 от начала и до конца — самое настоящее приключение, будьте уверены.

Далее, авторы очень аккуратно вплели многовековую войну ассасинов и тамплиеров в историю: нам старательно пересказывают знаковые события эпохи, только по версии Ubisoft известными личностями вроде Джорджа Вашингтона двигали несколько другие мотивы, а за всем, разумеется, стояли два древних ордена.


Между прочим, мужчина в центре — Коннор. Даже не узнать в капитанском платье.

В-третьих, внешним видом и возможностями Assassin’s Creed 3 производит неизгладимое впечатление. Ubisoft проделали гигантскую работу с окружением. Помните восхитительный мир Red Dead Redemption? Так вот, AC 3 ровно на две головы выше. Здесь никогда не бывает скучно, где бы вы ни находились. Да что там, в лесу порой интереснее, чем в городе: лазить по деревьям и карабкаться по отвесным скалам даже веселее, чем по карнизам и фонарным столбам, а уж стая волков в центре Бостона на вас точно не нападет.

То и дело можно наткнуться на поредевшие кусты и смятую траву — значит, рядом пробегал олень. Рассыпаем приманку, залезаем на сук и терпеливо ждем, держа наготове кинжал. Играть в охотника, на удивление, не надоедает, наоборот: даже ждешь перерывов в сюжете, чтобы вновь отправиться в родное поместье — стрелять лисиц и решать дела местных жителей.

Это имеет и практическую пользу: чем больше на вашей земле довольных ремесленников, тем больше товара сможет предложить ваша деревня торговцам. А деньги здесь пригодятся: на сабли с резными рукоятками, новые костюмы, оснастку кораблей, расходники вроде усыпляющих дротиков и патронов и прочее.


Города стали меньше, но куда детальнее. Гулять по виртуальному Бостону или Нью-Йорку (еще в игре есть Лексингтон и Конкорд) можно часами, любуясь архитектурой и впитывая колорит тех времен. На оживленном рынке продавцы наперебой расхваливают свой товар, стража избивает какого-то беднягу (как правило, темнокожего), дети-сироты клянчат монетку. Леди в струящихся платьях сплетничают о глупых мужчинах, а глупые мужчины надираются в хлам в шумных барах или прямо на улице.


Это вам не банальный покер!

В Assassin’s Creed 3 можно зайти в магазин за стрелами, а наткнуться на пройдоху Бенджамина Франклина, который тут же одарит вас прочувствованной лекцией о том, почему зрелые женщины лучше молоденьких. Случайно (вроде бы) спасенный из лап стражи заключенный может оказаться французским старателем, который согласится перебраться в ваше поместье, а потом взорвет скалу и влюбится в мужиковатую охотницу. И таких примеров здесь уйма. Дополнительные квесты, может, и не сильно изменились по структуре, но так хорошо проработаны, что этого не замечаешь. Теперь это трех-четырехступенчатые мини-приключения со своими персонажами и сюжетными репризами.


Играешь-играешь, проникаешься духом эпохи, а тут — раз! — и опять унылый Дезмонд и его еще более унылые проблемы.

Боевая система мало изменилась со времен Revelations. Все по-прежнему построено на контратаках, своевременных кувырках и выпадах. Главное и, пожалуй, единственное серьезное нововведение — возможность взять в каждую руку по оружию. Ну и еще теперь во время поединка с десятком противников приходится постоянно отвлекаться на солдат с ружьями, которые выцеливают Коннора с безопасного расстояния. К счастью, никто не мешает вытащить из-за пояса собственный мушкет и выстрелить обидчику в лицо.


Assassin’s Creed 3 сделала для сериала то же, что в свое время вторая часть, — вывела его идеи на новый уровень. Это одна из лучших игр в открытом мире за всю историю, один из самых комплексных боевиков и просто одна из самых красивых игр этого поколения консолей.

В недостатках — обилие условностей, мелкие баги и чрезмерная затянутость сериала, из-за которой приключения ассасинов успели многим крепко приесться (впрочем, третья часть в любом случае заключительная). Но «многим» — не значит «всем». Если перечисленные минусы вас не пугают, мимо проходить ни в коем случае нельзя.